История

Невозможно объять необъятное, но сколько интересного можно узнать, если не слушать эмоциональные пересказы о тиране Сталине и ужасы Литвы 1940 года.

Как товарищ Сталин за поляков вступился. Документ от 3 июля 1940 г.

«Львов. Обком, Грищуку.

Копия — Киев, ЦК КП(б)У, Хрущеву, Бурмистенко.

До ЦК КП(б) дошли сведения, что органы власти во Львове допускают перегибы в отношении польского населения, не оказывают помощи польским беженцам, стесняют польский язык, не принимают поляков на работу, ввиду чего поляки вынуждены выдавать себя за украинцев, и тому подобное. Особенно неправильно ведут себя органы милиции. ЦК ВКП(б) предлагает вам за вашей личной ответственностью незамедлительно ликвидировать эти и подобные им перегибы и принять меры к установлению братских отношений между украинскими и польскими трудящимися. Советую вам созвать небольшое совещание из лучших польских людей, узнать у них о жалобах на перегибы, записать эти жалобы и потом учесть их при выработке мер улучшения отношений с поляками.

Секретарь ЦК ВКП Сталин»

photo_2021-09-04_11-33-08 photo_2021-09-04_11-33-14

 

—————————

Вот ранее неизвестный документ, добавляющий очень яркий (можно даже сказать — сенсационный) штрих в историю о принятии Кремлем решения о введении дополнительных войск в Прибалтику.

Итак.

21 мая 1940 г. глава МИД Литвы Урбшис в беседе с советским полпредом выражает беспокойство: в случае большой победы на Западе Гитлер может начать осуществлять планы, которые «могут попутно задеть и Литву».

22 мая сообщение полпреда об опасения Урбшиса ложится на стол в Кремле.

23 мая приходит сообщение о прорыве в Арденнах — быстрая победа немцев на Западе становится фактом.

25 мая Молотов вызывает к себе литовского посла в Москве. Началось наращивание дипломатического давления с целью введения в Литву дополнительных советских войск.

⚡️Так оценка ситуации литовским министром иностранных дел стала одной из отправных точек при принятии решения о необходимости усиления советского присутствия в республике.

photo_2021-09-04_11-33-19

 

———————-

Александр Дюков.

 

[Forwarded from Дюков. Историк-рационализатор (Историк рационализатор)]
Когда-нибудь в свет выйдет научное издание «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына — с подробными комментариями ко всем упоминаемым фактам и биографиям.

Например, вот Солженицын пишет:

«Этот Успенский имел биографию что называется типическую, то есть не самую распространенную, но сгущающую суть эпохи. Он родился сыном священника — и так застала его революция. Что ожидало его? Анкеты, ограничения, ссылки, преследования. И ведь никак не сотрёшь, никак себе не изменишь отца. Нет, можно, придумал Успенский: он убил своего отца и объявил властям, что сделал это из классовой ненависти! Здоровое чувство, это уже почти и не убийство! Ему дали легкий срок — и сразу пошел он в лагере по культурно-воспитательной линии, и быстро освободился, и вот уже мы застаем его вольным начальником КВЧ Соловков».

Читатель обычного издания «Архипелага» прочитает — и ужаснется, а читатель научного издания опустит глаза и прочитает подстрочный комментарий:

«Данное утверждение является художественным вымыслом. Возглавлявший в 1928 — 1930 гг. Культурно-воспитательный отдел Управления Соловецкого лагеря особого назначения Д.В. Успенский действительно происходил из семьи священнослужителя (и сам в юности обучался в Калужской духовной семинарии). Однако его отец, дьякон В.М. Успенский, скончался в 1905 г. К моменту смерти отца Д.В. Успенскому исполнилось три года. Ложным является также утверждение, что Д.В. Успенский попал в Соловецкий лагерь в качестве заключенного. На самом деле, с 1918 г. он работал совслужащим, в 1924 г. был призван на военную службу в Дивизию особого назначения ОГПУ, в 1927 г. — направлен на службу в Особый Соловецкий полк ОГПУ для «укрепления политической работы». Подробнее см.: Тумшис М.А. Дмитрий Успенский: страницы ненаписанной биографии // Вестник Университета Дмитрия Пожарского. 2016. № 1 (3). С. 210-239″.

#живитепоправде

Запись опубликована в рубрике О жизни. Добавьте в закладки постоянную ссылку.